pohoroni.info
на главную карта сайта написать письмо
 
Авторизация
 

Фотогалерея

Ритуальные услуги, катафалки, венки, памятники, скульптуры и другое

Статьи

Статьи по выбору ритуальных товаров и услуг

Информация

Законодательство, традиции, обычаи, эпитафии, MP3…

Некролог

Мы скорбим об ушедших и будем их помнить

1970 - 2014


В этот день скончались...

Видео фирм

Главная (Москва) / Статьи / После всего… / Психологическая поддержка

После всего…

 
Психологическая поддержка

Психологическая поддержка


Статьи
Жить и умереть. Бессмертие.

Жить и умереть. Бессмертие.

Академик И.Т.Фролов
Открывая нашу конференцию, я вспоминаю то время, когда начиналось обсуждение этих проблем у нас, в нашей стране,после первых публикаций, которые были, в частности, в журнале "Вопросы философии" и других, уже специальных журналах. Я помню, что впервые- десять или больше лет тому назад - эта тема поднималась и в "Большой медицинской энциклопедии", где была опубликована большая статья "Смерть".

ЖИТЬ И УМЕРЕТЬ
Академик И.Т.Фролов

Открывая нашу конференцию, я вспоминаю то время, когда начиналось обсуждение этих проблем у нас, в нашей стране,после первых публикаций, которые были, в частности, в журнале "Вопросы философии" и других, уже специальных журналах. Я помню, что впервые- десять или больше лет тому назад - эта тема поднималась и в "Большой медицинской энциклопедии", где была опубликована большая статья "Смерть".


Но я не хотел бы просто предаваться воспоминаниям, хотя вижу в зале в основном молодых людей, поэтому хочу подчеркнуть, что вы, по-видимому, слышали и во всяком случае должны знать о том, с каким трудом пробивалась обсуждаемая нами сегодня проблематика, которая (для меня это до сих пор является удивительным) в определенные годы оказывалась в противоречии с господствовавшими идеологическими установками, хотя, я еще раз повторяю, я до сих пор не понимаю, почему.


Ведь проблема смерти - старая, классическая философская проблема. Я Вам напомню, как Сократ, в изложении Платона, говорил, что те, кто подлинно предан философии, занят по сути лишь только одним - умиранием и смертью. Но я видел какую-то совершенно вздорную связь с тем, как у нас проходили некоторые процессы в нашей стране, в частности, даже откладывались статьи из-за того, что первые руководители один за другим умирали или находились в предсмертном состоянии, поэтому, дескать,что уж тут говорить об этом. Это, может быть, смешная причина. Но другой я не вижу - за исключением, может быть, того, что тема смерти вообще противоречила "оптимистической" установке господствующей идеологии.


Хотя всегда у нас были философы и ученые - специалисты по этой проблеме, и это традиция не только философской и научной мысли, но это традиция и русской культуры, русской философии.Уже тогда мы стали обращаться к трудам русских философов для того, чтобы больше узнать в философском плане об этой проблеме.


Но что самое интересное, в это время начались очень существенные движения в области новой медицины, были достигнуты определенные успех в реаниматологии, были выдвинуты очень многие новые мифы - "жизнь после смерти" и т.д., - возникли не только этические, но и правового плана проблемы: такие, как право на смерть, более общие проблемы, связанные с процессом умирания, и даже практические проблемы, которые касались вообще ритуальной части. Разрушены были, к сожалению, определенные религиозные порядки и религиозный ритуал, и на смену им что-то выдвигалось, но это было в такой очень часто бесчеловечной, противоречивой форме, что возникла необходимость также поставить об этом вопрос, чтобы были определенные специалисты, люди, которые занимаются всем этим, исходя из принципов гуманизма.


Я сейчас с большим удовольствием вижу здесь и хотел бы представить вам одного из крупнейших специалистов по проблемам реаниматологии, человека, с которым мы вместе выступали в свое время по этим проблемам, даже по телевидению, были серии передач по проблемам смерти и т.д., - профессора, академика Владимира Александровича Неговского, который как директор Института реаниматологии по существу поставил эту проблематику в нашей стране и который создал много книг, много работ, где в той или иной степени обсуждались эти проблемы.

 
Вот профессор Неговский Владимир Александрович, я очень рад, что он присутствует у нас на нашем заседании.
(Аплодисменты). Я сейчас читаю Ларошфуко, и одна из его максим гласит, что ни
на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор. Видимо, это еще больше подчеркивает сложность этой проблемы, потому что это и глубоко личностные проблемы, и в то же время это общественные проблемы: смерть как она выглядит по отношению к самому себе, твоя смерть, и смерть другого - это хотя и разные проблемы, но тем не менее они очень тесно переплетаются и рассматривать их весьма трудно, хотя и есть многовековой опыт, начиная с древнейших культур, древнейших цивилизаций и кончая современностью. Что происходит сегодня, почему эта проблема стала такой, кроме всего прочего, я бы сказал, и глобальной проблемой? Дело в том, что, может быть, сейчас, как никогда, мы ощутили, что проблема эта теперь касается и рода человеческого в целом, то есть это не только смерть твоя, смерть другого, близкого человека, но и смерть всех нас, всего рода человеческого. Термоядерное оружие, экологическая угроза, наконец, угроза, которая возникает именно сейчас и, кстати, сказывается и в подходе к решению самой проблемы смерти, - это нравственная и нравственно-гуманистическая.


Нравственное вырождение человечества, может быть, в наибольшей степени проявляется и может проявляться в том числе и по отношению к смерти, нравственное вырождение и бескультурье так характерны, к сожалению, для века новых технологий, взлета науки или, как мы говорили, научно-технической революции и т.д.


Человеческий разрыв, который существует и все углубляется в современной цивилизации, по этим проблемам, в частности, по проблеме смерти сказывается в наибольшей степени. Люди прошлого, люди верующие, с большей культурой, хотя, быть может, и не осознанной, интуитивной, с большим пониманием относились к этой важнейшей стороне жизни каждого человека: смерть своя, смерть близких.
И народные обычаи, ритуалы, связанные с умиранием и смертью, на протяжении веков строго, неукоснительно соблюдались, и мы тем самым в наибольшей степени, может быть, в прошлом показывали себя как люди в отношении к этой проблеме.


Но сугубо техницистский, научно-рационалистический подход привел к очень большим потерям, и только сейчас это по существу начинает преодолеваться во всем мире и прежде всего в нашей стране.
Я хотел бы подчеркнуть то новое, что возникло сейчас в обсуждении этой проблемы,что все-таки связано с развитием науки. Я думаю, что и Владимир Александрович выступит и скажет вам об этом, но я хотел бы подчеркнуть, что большой интерес представляет естественнонаучные, в частности, медицинские, аспекты этой проблемы. Это то, что стало изучаться, исследоваться буквально в последнее десятилетие и что потребовало, как сказал, профессор Тищенко, уже сейчас принятия многих решений не только этического плана, но и правового, юридического. То, что у нас сейчас эта проблематика обсуждается в связи с проблемой биоэтики, - это очень и очень характерное явление.


Этот естественнонаучный аспект,конечно, очень важен. И здесь, я хотел бы сказать нашим молодым исследователям: есть очень хорошие традиции, в том числе и в русской истории, - не только философские традиции, но и естественнонаучные, например: наверное, мало кто из вас знает раннюю работу по проблеме жизни, смерти и бессмертия (1926 г.) нашего выдающегося и, я бы сказал, великого - для меня по крайней мере - естествоиспытателя, биолога-эволюциониста Ивана Ивановича Шмальгаузена. И.И.Шмальгаузен обсуждал эту проблему с эволюционно-генетической точки зрения и в связи с учением Вейсмана, в частности, о потенциальном бессмертии зародышевых клеток и вообще клеток и тканей организма и т.д. Такие подходы развивались очень интенсивно и в наши дни, в частности, на Украине, в исследованиях очень многих крупных ученых, посвященных проблемам долголетия (В.П.Войтенко и др.). К сожалению, сейчас, при переходе к новой медицине, эти эволюционно-генетические подходы, используются недостаточно. Но без них, я думаю, мы мало что поймем в самой проблеме смерти и умирания.


Я хотел бы подчеркнуть также необходимость исследовать проблему смерти не только в естественнонаучном плане, но и в социальных аспектах. Смерть - как она возникает в ходе войн или в ходе репрессий, бывших в нашей стране в период сталинизма, как возникает смерть, когда стреляют из танков по живым людям и живым мишеням (это было в Москве совсем недавно, в начале октября) - все это должно тоже стать предметом нашего анализа.


Помните, Достоевский сказал: вот умереть бы на Куликовом поле, как бы это было хорошо!
Мы должны все это глубоко осмыслить. Это не случайные высказывания и не случайные изречения, и все тонкости этого нравственного, философского ощущения проблемы смерти должны нами исследоваться. Точно также, как и чисто социологические аспекты.


Существует, например, такое понятие: патологическое социальное старение. Можно говорить о патологической социальной смерти или о патологической социальной смертности. Это большая проблема, и должна быть целая программа действий, посвященная тому, чтобы просто исключить патологическую социальную смертность, которая возникает в силу разного рода причин, являющихся следствием нерешенности многих социальных проблем жизнеобеспечения людей. Кто исследует тот взрыв патологической смертности, который происходит сейчас? Реформы - реформами, преобразования - преобразованиями, и где-то впереди может маячить нам и счастливая и долгая жизнь, и люди молодые, - мы тоже были молодыми и прекрасно это понимаем, - могут об этом очень спокойно говорить. Но миллионы социально незащищенных людей, людей престарелых просто умирают сейчас в результате всякого рода катаклизмов, резких преобразований и т.д. Многие умирают очень часто и в результате чисто нравственных причин. Кто думает об этом в условиях того ожесточения и злобы, которые охватили нашу страну?
Мы - народ, человечество - еще не приняли для себя какие-то незыблемые правила, которые ни в коем случае нельзя нарушить и с которыми нужно постоянно считаться. "Человеческое измерение" всего, включая и социальные преобразования, еще не стало у нас руководством к действию.


В институте человека РАН, который создан 2 года назад, эта тема обсуждается и в биоэтическом плане, и мы образовали сейчас даже такую группу исследователей, которую возглавляет профессор В.Л.Рабинович. который много этим занимается, и я думаю, что это будет у нас развиваться.


Я хотел бы в заключение сказать, что мы не сможем понять саму смерть как индивидуальное или социальное явление, если не свяжем ее с проблемой смысла жизни, а так мы и пытались вначале ставить эти вопросы, если не ответим на вопрос и о смысле смерти, а смысл такой есть, и не только социально-нравственный, но и даже биологический. По отношению к нам, людям, это в наибольшей степени, может быть, трагично выглядит, потому что мы - человечество, хомо сапиенс, каждый индивид - не являемся какой-то абсолютной ценностью. В определенном - эволюционно-биологическом отношении, мы выявляем смысл своего существования, в том числе и биологического, все-таки в отношении к роду. Гибель индивида в этой жестокой природе - я отвлекаюсь от социальных параметров, - гибель индивида ничто не означает для рода, и очень часто, она даже является условием его существования. В определенные периоды, с биологической точки зрения, человек становится "неинтересным" для природы: тогда, когда он минует репродуктивный период, хотя для общества, для человечества только тогда наступает пора наибольшей продуктивности, может быть, и в наибольшей степени нужности отдельной личности для рода. Как решается это противоречие и может ли оно вообще быть снято - это одна из сложнейших проблем.


Точно так же, как не только с проблемой смысла жизни, понятие смерти надо соотносить с процессом продолжительности жизни, процессом старения и т.д. У нас в теме конференции обозначено: смерть и умирание. Умирание и старение в известном смысле совпадают, но очень сильно и отличаются друг от друга. Исследование этих процессов - механизмов старения, продолжительности жизни - также очень важно. Тем более, что сами представления о продолжительности жизни определяются ее смыслом и тесно связаны с теми или иными решениями нравственно-философских проблем личности.


В обществе господствует большое непонимание того, какой должна быть продолжительность жизни человека, как это окрашивается индивидуально, что означает во многих смыслах, во многих отношениях смерть для человека - много пожившего, много и плодотворно потрудившегося, много пострадавшего. Это ведь тоже большие проблемы. Смерть человека в цветущем возрасте и смерть человека, который закончил все, что он задумал, - это разные вещи.


Вы знаете, как Л.Н.Толстой настаивал на том, что на первом месте стоят здесь именно проблемы нравственно-философского плана и что человек, как он говорил, умирает не от того, что у него болит печень или бомбу в него бросили, а умирает он от того, что в жизни он уже сделал все и не видит ничего, что он еще должен сделать. А вот Паркинсон и Ле Конт выявили даже некий "закон более долгой жизни" и говорили о том, что каждый человек может на десять-пятнадцать лет продлить свою жизнь, если он не реализовал еще те цели, которые он поставил, и если нет ничего экстраординарного, что прерывает его жизнь. Он может увеличить свою жизнь, потому, что этим определяется, как они считают, течение многих процессов в организме человека.
В нашем институте мы сейчас наметили целую программу по этому поводу, в том числе взяли и такую важную проблему для исследования, как право на жизнь и право на смерть и, соответственно, исследование этики жизни и этики смерти, и даже правил, культуры умирания. Я в свое время писал об этом, но надо, как мне кажется, все это изучать более углубленно и более конкретно.
Я заканчиваю тем, что хотел бы сообщить вам, что сейчас мы в Институте человека совместно с Институтом философии и теми , кто занимается этими проблемами в других регионах России, всерьез обратились к теме смерти. У меня создается такое впечатление, что, наверное, эта тема будет доминировать, под знаком ее будет происходить переход из второго в третье тысячелетие. Это тоже надо обдумать: почему именно эта проблема становится доминирующей при переходе от второго к третьему тысячелетию? Тем самым мы развиваем принцип гуманистической философии, включающей разные направления, разные подходы, разные понимания, в том числе и проблемы смерти. И я думаю, тем самым мы будем решать задачи практической деятельности в обществе, стремящемся стать гуманным, практической деятельности, которой посвящают свою жизнь многие, как я слышал, присутствующие здесь специалисты, медики и не только медики, той практической деятельности, которой нам сейчас так не хватает в
обществе, которое еще далеко не стало гуманным. Я думаю, вы сможете сформулировать какие-то новые
теоретические подходы. Но я хотел бы пожелать самого главного: чтобы было сделано больше практических выводов, поставлено практических задач, чтобы мы смогли сформулировать для наших руководящих органов, для лиц, как мы сейчас говорим, принимающих решения, чтобы все это не оставалось просто хорошими разговорами у нас: конференция прошла и все на этом закончилось. Я думаю, что мы подошли сейчас к такому этапу, кода больше надо заботиться о том, как воплощать практически то, что дает наука, в частности, биоэтика.
Желаю конференции успеха, новых достижений, новых идей! Спасибо. 
 
БЕССМЕРТИЕ
Отец Александр Мень

 
Материал любезно предоставлен Фондом им. протоиерея Александра Меня
То, о чем мы будем говорить сегодня, касается каждого человека. Можно забыть о краткосрочности и быстротечности жизни, но рано или поздно они напомнят о себе.


Когда человек ставит перед собой высокие идеалы, высокие цели, он часто забывает о том, насколько коротка его жизнь. Очень многие люди с какой-то агрессивной радостью пытались и пытаются теперь отыскать научные аргументы, ниспровергающие древнее учение о том,что человеческий дух неразрушим. Между тем, это стремление к уничтожению, это стремление лишить человечество самой сокровенной, самой задушевной, самой древней надежды напрасно выступает под лозунгом, девизом научности: потому что все этапы цивилизации, все общества имели эту идею и эту веру.


Когда археологи открывают древние захоронения людей каменного века, они находят их похороненными в позе младенца, как в утробе матери. Тем самым древние люди как бы хотели сказать, что после физической смерти начинается иная жизнь. Древние религии Египта, Вавилона, Индии, Греции всегда стояли на твердой почве иммортализма, то есть бессмертия души.
Это соборный, коллективный опыт всего человеческого рода. Для древнего египтянина иная жизнь была подобна этой жизни. Тем не менее, человек в той, иной жизни отождествлялся с высшими существами, с богами, и его натура переживала некую таинственную трансформацию.


Иные цивилизации представляли себе посмертие унылым и мрачным. Напрасно нам пытаются внушить, будто идея бессмертия родилась из страха, как утешение. Что говорит о посмертном бытии Гомер? Думаю большинство из вас, хотя бы в юности, читали "Одисею". Если так, то вспомните, какое там сумрачное царство, наполненное несчастными духами. Однако они живут, однако они существуют. И в той же греческой религии впоследствии возникает мысль о раздвоении личности человека в посмертии. Какая-то часть его идет в мрачный эреб, а какая-то часть оказывается в ином светлом мире.
В индийской религии личности не существует. Есть только одна сверхличность - божественное бытие, всплесками которого являются наши личности. Рождаясь на короткое мгновение в мир, они уходят опять, погружаясь в сверхбытие. И только жажда жизни, привязанности мирские, воздаяние кармы влечет их снова на землю, они воплощаются вновь в других живых существах или в людях. Тем не менее индиец всегда понимал, что смерть - это не конец.


Греческая философия дала первое в истории умозрительное обоснование бессмертия души. Платон развивал мысль о том, что наше сознание, человеческий дух - начало не материальное, но, в то же время, вполне реальное. Человеческий дух не состоит из частей, он не является агрегатом, поэтому его нельзя дезинтегрировать, демонтировать. Самоанализ, с которого началась новая древнегреческая философия, сократовская, самоанализ привел человека к великой мысли об иноприродности нашего "я" по отношению к стихиям этого мира. Дух человека, неосязаеый, невидимый, невесомый, является как бы гостем в этом природном мире, где все можно, так или иначе, взвесить, измерить или увидеть.


Человеческая мысль подходила к тайнам божественного присутствия в мире, когда человеческая мысль почитала и поклонялась стихиям природы, когда человеческая мысль подошла через библейские учения к верховному откровению о едином Боге, она всегда свидетельствовала о реальности неразрушимого духа. Неразрушимым может быть именно только то, что не относится к миру вещей. Впоследствии христианские мыслители, средневековые философы (Фома Аквинат), философы нового времени (Лейбниц), рассматривали так саму идею бессмертия. Что есть распадение? Распадение есть движение каких-то частей. Что есть движение? Это есть перемена места в пространстве. Но нет того пространства, в котором бы была заключена душа человека.
Когда-то покойного архиепископа Луку, известного врача-хирурга Войно-Ясенецкого, спросили: "Неужели он верит в существование души в то время, как он столько раз вскрывал мертвое тело человека?" На что он ответил: "Я много раз вскрывал тело человека, но я никогда не видел в нем ни мыслей, ни разума. Я видел только органы, мертвые органы". Значит, в принципе, невозможно увидеть то, что составляет самое существо человеческой природы.


Я думаю, что многие из вас слышали о книге Раймонда Моуди. О ней была большая пресса, как у нас, так и за рубежом. Опрашивая многочисленных людей, которые пережили клиническую смерть, доктор Моуди пришел к выводу, что сегодня уже нельзя повторять, как говорили наши древние предки, что "оттуда" еще никто не возвращался. Сегодня мы уже имеем людей, которые возвращались "оттуда".


Много лет тому назад, еще задолго до выхода книги "Жизнь после жизни", я сталкивался с подобными явлениями. Я записывал рассказы людей, которые на операционном столе скончались, но потом, благодаря усилиям реаниматоров, вернулись к жизни. И то, что они мне рассказали о том, как видели свое тело со стороны, как они слышали слова врачей, сестер, находившихся рядом, как они переживали необыкновенную, ни с чем не сравнимую легкость и чувство счастья, как при этом ясно работала голова, словно смотревшая со стороны на свою физическую голову.


Один из таких людей рассказывал мне, что, переживая это чувство счастья, он сам себе говорил: "Вот, я нахожусь в Царстве Божием. Наверное, это Царство Божие и здесь нет времени, а у нас только минуты и секунды". Хотя на самом деле он видел вокруг себя ту же больничную палату, но он каким-то образом сумел увидеть мир, странный мир. Казалось бы, все тот же, но в то же время иной, как будто бы с него снят некий покров.


Это напоминает известное стихотворение Владимира Соловьева о грубой коре вещества, которая скрывает духовную силу и красоту мироздания. Так вот, такие рассказы очень совпадали между собой, и, когда появилась книга "Жизнь после жизни", я уже нисколько не удивился, потому что все оказалось для меня достаточно знакомым. И вообще, для христиан здесь не было ничего неожиданного, потому что мы всегда стояли в этой вере. "Весь я не умру..." Но это не в том смысле, который вкладывал в эти слова поэт. Потому что Пушкин проходил сложную эволюцию духовную и, когда писал "Памятник", то имел в виду бессмертие в творениях: "Душа в заветной лире мой прах переживет..."


Но как бы ответом на это служили стихи другого человека, скончавшегося ранее и бывшего предшественником Александра Сергеевича. Я имею в виду Гаврилу Романовича Державина, который писал в оде "Бог" о человеке, как о временном госте в мире, который должен вернуться в божественное бессмертие. Когда он умирал, уже холодеющей рукой на дощечке он начал писать стихотворение о вечности и начал его словами, как бы навеянными библейским Экклезиастом, а в общем-то продиктованные глубоким опытом его трудной, непростой жизни:


Река времен в своем стремленьи Уносит все дела людей И топит в пропасти забвения Народы, царства и царей. А если что и остается Чрез звуки лиры иль трубы, То вечности жерлом пожрется И общей не уйдет судьбы.
Даже то, что "в заветной лире" сохранилось, - не вечно. А вечно то,что принадлежит иному миру, что является величайшим чудом мировой эволюции, истории всего мироздания. Если материальный мир идет в энтропийную сторону, в сторону, когда энергия теряет напряжение и как бы все идет к тепловой смерти, то биосфера - это чудо мироздания , это мир живых существ нашей планеты, может быть и не только нашей.


Жизнь является колоссальным тормозом, колоссальным вызовом водопаду смерти, который уносит материю в небытие, уносит материю в смерть. В этой борьбе против смерти ноосфера похожа на гигантское дерево, которое зимой, что бы выжить, теряет листья. А листья - это бесчисленные индивидуумы, бесчисленные виды, роды, классы живых существ. Они гибнут, но мощное древо жизни остается твердым и негибнущим. Потому что тайные, сокровенные, но явные теперь для человека узы и нити связывают деревья и обитателей морских глубин, человека и мельчайшее насекомое, гигантского обитателя моря и то существо, которое мы можем видеть только под микроскопом.


Единая структура жизни заложена во всю биосферу. Она работает по единой системе, по единому принципу генетическому. И построена биосфера на основании тех элементов, которые она уже нашла в природе. Вы все прекрасно знаете, что главный компонент жизни, дезоксирибонуклеиновая кислота, состоит из веществ, которые встречаются в неживой природе. Но вот среди царства биосферы зарождается таинственным образом новое царство, которое Вернадский и Тейяр де Шарден называют ноосферой, сферой разума (от греческого "noos", мышление, разум).


И вот удивительное свойство ноосферы: она не берет за основу то, что есть в предыдущих фазах. Хотя некоторые элементы мышления мы встречаем в мире, но нет в природе того, что мы должны назвать духом, - творчества нового, нравственного выбора, глубинного самосознания, стремления к бесконечности. Когда самка осьминога откладывает яйца она убивает себя, срабатывает определенная железа, которая уносит ее из жизни. Почему это так? Она выполнила свое предназначение. То же самое происходит со многими живыми существами. Те, кто видели иногда над вечерней рекой кружащиеся стаи полупрозрачных легких стрекозок-поденок, думают, что это за праздник и танец? А это праздник любви и смерти. Ибо рождаются эти поденки даже без ротового отверстия, они даже не могут поесть. Их единственное призвание, в этот единственный вечер их жизни, когда они выходят из воды , из личинок, это плясать в воздухе, парить, дать начало новой генерации и в этот же день погибнуть. И утром мы видим целые пласты серебристые этих погибших насекомых на поверхности реки. Они выполнили свою функцию здесь.


Альфред Рассел Уоллес, как и Дарвин, разработавший теорию эволюции путем естественного отбора, был поражен (он писал об этом неоднократно) тем, сколько заложено в дух и сознание человека всего, что не нужно ему для приспособления к окружающей среде. Стремление к высшему познанию, стремление к бескорыстному знанию, способности самые разнообразные, присущие гению человека, - все это не нужно для выживания человека. Более того именно владея этими дарами, человек часто подвергает себя и опасности, и даже угрозе смерти.


Жизнь животных, хотя и имеет в себе элементы психики и сознания, является отражением их телесной жизни. Когда животное удовлетворило потребности телесной жизни, элементарные потребности психической жизни, ему больше ничего не надо, и животное спокойно. Немецкий исследователь Шаллер, когда он жил в лесу с гориллами, высокоразвитыми живыми существами, поразился тому, насколько они не изобретательны, флегматичны, даже безынициативны. Потому что, у них нет врагов, им не от кого прятаться. У них пища всегда под руками. У них, как бы мы теперь сказали, решены все основные проблемы, и поэтому жизнь их проходит в сонном таком состоянии.


Но если человек удовлетворит свои потребности, если он одет, сыт, если все у него есть, если он нормальный человек, он на этом не успокоится. В красноречивом утверждении этого факта заключается величайшее значение гетевского "Фауста". Мефистофель слишком низко ставил человека. Что он обещал доктору Фаусту? Молодость, любовь, богатство, власть, славу. Все это он дал. Но никогда, ни на одно мгновение Фауст не успокаивался. И только в конце дней своих, только в конце своих дней он почувствовал драгоценность мгновения. Когда? Когда получил что-то?


Нет. Когда он отдал, когда он стал служить другим людям. Напрасно Мефистофель думал, что выиграл пари. Бессмертная часть Фауста уносится в небо, как пишет Гете в конце своей трагедии. А Мефистофель оказывается обманутым. Потому что тот, кто не для себя искал счастья, тот всегда оказывается победителем низших начал.


Так вот, человек "мятежный, ищет бури". Человек, если успокаивается, деградирует. Человек, - ноосфера, - это некая стрела, запущенная в вечность. Вся поэзия, все искусство, вся тайна музыки, - все это не относится к области удовлетворения материальных нужд и потребностей человека. Да, конечно, для того, чтобы существовать в своем теле, человек в этом во всем нуждается. Но здесь происходит трансформация, как в случае с углем и алмазом. Небольшая - структурная перестройка, и - получается алмаз. Грязная земля - и из нее поднимается прекрасный цветок.


Это вовсе не значит, что дух человека порождается его телом. Я с самого начала сказал вам, что существует качественное различие между нашим нематериальным духом и материальным биологическим телом. У нас нет ни логических, ни фактических доказательств того, что материальное может создать духовное. И если человек скажет вам, что вот умерло тело и душа больше не существует, это будет равнозначно тому, что вы перерезали телефонный провод, и аппарат не говорит, и вы думаете, что на другом конце провода все умерли. Контакта нет, но где доказательства, что дух прекратил свое существование? И, кроме того, что означает "прекратил"?
Да если я зажгу здесь свечу или костер, а потом погашу, что произойдет, с точки зрения физики, а не беллетристики? Только изменение существования формы материи. И если дух теряет возможность реализовать и проявлять себя через тело, это вовсе не значит, что дух аннигилировался и испарился. Он возвращается в свойственную ему сферу.


Тело человека ведь тоже не испаряется. Оно возвращается в объятия земли, в объятия матери-природы, в ее круговорот. И ни один атом нашего тела не погибает, а он будет слит вместе с этим круговоротом мироздания. Но какое основание у нас думать, что мощный фактор, дух человека, который меняет, искажает и украшает одновременно целую планету, который проникает своим острием в прошлое, в будущее, в далекие страны, который может совершать мгновенные акты постижения, который всегда парадоксален, всегда неожидан, что этот фактор является столь ничтожным, что может быть ниже, чем тело, которое меняет лишь форму существования? Дух тоже меняет. Но как?


Если биосфера сохраняет в целостности жизнь, древо жизни, то для ноосферы важно не древо, важно не целое, важна не сумма только лишь, а важны элементы. Ибо у духа есть одно величайшее свойство, и, я думаю, вы все его знаете, - его личностный характер. Дух - это не стихия. Сознание, мысль, творчество сконцентрированы вокруг магнитного полюса, который мы называем "я".
Один из основателей квантовой механики Э.Шредингер писал, что человек может забыть о своем прошлом, если под влиянием гипнотизера у него из сознания убрали воспоминания. Он может переехать в другой город, он может изменить свое имя, он многое может изменить. Но это не убьет его самого, потому что его "я" остается. И оно никогда не будет разрушено, даже тогда, когда, как говорит Шредингер, будет разрушено его тело.


Это великий и важный факт и свойство ноосферы. Когда пытаются отбросить этот факт, то забывают о презумпции существования, о том, как говорит Бергсон, что надо еще доказать: пусть докажут, что душа исчезает. Тех фактов, которые мы имеем, еще недостаточно, и, наоборот, есть немало фактов, которые показывают иное.


Знаменитый американский психолог Ульям Джеймс проводил массу опытов, в которых ему удалось как-то соприкоснуться с сознанием умерших людей. Его отчеты были опубликованы. Этим занимались многие общества в конце ХIХ и ХХ веков. Огромный материал дала парапсихология . Всевозможные открытия и, в частности, одно из удивительных открытий, что дух действует в мире, не зная границ.
Мать может почувствовать трагедию или смерть своего ребенка, если с ним это случилось на другом конце земного шара, почти в то же мгновение. Воздействие духа на дух не экранируется ничем. Любые лучи, любые поля можно экранировать, но нельзя экранировать дух. Кстати, этим объясняется, почему происходит воздействие на расстоянии. Сейчас много говорят о телевизионных сеансах Кашпировского... Казалось бы, нет человека рядом, есть только изображение. Но на самом деле дух - способный гипнотизер. Кстати, что такое гипноз, никто не знает, но фактически это есть воздействие одного духа на другой. Причем, воздействие самое парадоксальное. Хорошее ли, плохое ли, мы не будем сейчас решать. Я говорю о фактах.


Я сам присутствовал на экспериментах Мессинга. При мне, я убежден, что это не фокус, с завязанными глазами он был способен найти вещь, которую спрятал другой человек. И это не было, как он сам потом рассказывал, это не было фиксацией каких-то микродвижений . Я видел своими глазами, что он не брал за руку этого человека, что он сам с повязкой на глазах шел по сцене и находил этот предмет. Значит, дух действует очень своеобразно, ему не нужны проводники, столь необходимые при движении, скажем электрической энергии.
Таковы удивительные свойства духа. Нематериальность. Единство, особое единство. Сверхвременность. Потому что время внутри духа течет по-другому. Я объясню вам на простом примере. Когда вы сидите, ждете чего-то, 10 минут вам кажутся вечностью, и наоборот, когда вы действуете. Есть восприятие времени духом, которое не соответствует объективной фиксации длительности времени.


Дух творит. Вы можете сказать, что творят и животные. Да, биосфера творит многое. И соты пчел, и гнезда птиц и многое другое. Но подумайте о том, можно ли назвать это творчеством, когда инстинктивно, бессознательно, из поколения в поколение, тысячи лет, повторяя с неким автоматизмом движения своих отдаленных предков, бобры или пчелы делают все эти движения? А человек создает то, чего не было. Любой из вас признает, что достоинство художника, и поэта, и писателя в том, что он создает небывалый мир, мир, которого не существовало. Даже если он пишет пейзажи реальные, даже если мы видим картину Рериха "Брахмапутра", то это не та Брахмапутра, которая была бы уловлена объективом фотоаппарата, а это таинственное состояние реки, преломленное через творческое воображение художника.


Только дух способен создавать фантомы, изобретать, склеивать, разрывать. Только дух может трепетать от красоты и величия. В конце концов, высшие проявления человеческого духа - в религиозном творчестве, в искусстве, музыке, любви. И думать, что это мусор эволюции, что это можно отбросить, как нечто не заслуживающее внимания, значит не понимать закономерностей мира, не понимать, как в нем сберегается все самое главное. Личность стоит на вершине. Она любит, она творит, она постигает, познает. И она не гибнет.

 
Те люди, которые с ХVШ века пытались отбросить идею иммортализма, бессмертия, говорили, примерно как врач Кабанис: "Мозг производит дух, как желчь производится печенью". Но это лишено смысла. И желчь, и печень материальные вещи, которые можно увидеть и измерить. И в трупе все это можно найти. А попробуйте найти мысль! Можно увидеть все движения нейронов, но никогда не увидеть самой мысли. Разве только что в фантастическом романе.
Далее. Когда человек открывает для себя свою сверхвременность, свою необычность, говорят: "Это бегство от жизни". И я вам скажу откровенно, что считаю главным и наиболее серьезным аргументом, направленным против идей иммортализма, бессмертия, этот нравственный упрек. Нравственный упрек заключается в том, что люди надеются на тот свет и поэтому не хотят ничего делать по-настоящему в этой жизни. Снижается их социальная активность, появляется позиция аутсайдера, позиция мещанина, позиция гедониста и так далее.


Справедливо ли такое обвинение? Я много думал над этим, в течение многих лет наблюдая сотни, может быть и тысячи людей как священник. И я в конце концов убедился, что это неверно. Это неверно потому, что как раз мысль о том, что человек трудится и в вечности отзовется его дело, она, эта мысль, обогащает жизнь и по эту сторону смерти. Ведь тогда уже нельзя сказать, что все поглотит жерло вечности, бесконечности и смерти.


Мы знаем то, что открывает нам Священное Писание. Оно говорит нам о невозможности для человека, таковы слова апостола Павла, по-настоящему представить и адекватно передать переживания потусторонние. Характерно, что и люди, описанные в книге "Жизнь после жизни", не могли или с большим трудом подыскивали подходящие выражения, чтобы описать свой посмертный опыт.
Я обращаю внимание ваше, каждого из вас, кому приходилось читать Евангелие: ведь Христос там, подразумевая вечную жизнь, подразумевая бессмертие человека, почти никогда не описывает этого состояния. И почти всегда говорит лишь о том, что человек должен делать в посюстороннем бытии, здесь и теперь, на земле. Значит, нам достаточно знать центральную практическую истину: что мы сеем в этой жизни, то будет прорастать в вечности. Эхом будет отдаваться в вечности. И это так ясно и так логично.
Мне встречались люди, которые имели серьезные жизненные проблемы, внутренние, нравственные, всякие. И они пытались решить это, уехав из страны куда-то далеко. Но получая от них письма, я убеждался, что все проблемы остались с ними. Человек несет их с собой. То же самое и смерть. Человек уносит в своем духе все свое: и добро, и зло, и ничтожество, и величие. Естественно, ничтожество будет как бы перегорать, как бы отходить, как бы терять свой смысл. Но что будет с тем человеком, вся жизнь которого погружена была во зло, который сеял зло, который жил этим ничтожеством и элементарными стихиями, элементарными потребностями? Вот, все это отрублено в одночасье, и он сразу лишен прежних возможностей. Он не развивал себя духовно. Все те, кто описаны у доктора Моуди,говорят: "Мы убеждены в бессмертии, но мы убеждены, что оно обязательно отражает в себе нашу жизнь, особенно два элемента ее - любовь и мудрость, познание".


Таким образом, учение о бессмертии является важным движущим фактором той ответственности, которую человек несет за себя, за других, за свои деяния, за свои слова. И даже мысли. В человеке спрятаны, скрыты, закодированы величайшие возможности, огромные, превосходящие вообще всю нашу земную жизнь. Поэтому раскрытие этих возможностей ожидается лишь в процессе бесконечной эволюции, бесконечного становления духа. А бесконечное становление здесь, на земле, невозможно.


Основатель экспериментальной психологии Г.Фехнер говорил, что человек живет вовсе не один раз, а три раза. Первый раз он живет 9 месяцев в утробе матери, он в одиночестве, и он спит. И в это время создаются органы его тела, которые принадлежат еще биосфере. Потом он рождается, он переживает свое рождение, как смерть, вы понимаете, почему. Ребенок задыхается, он отрывается от матери и, пока у него не раскрылись легкие, с ним происходит нечто подобное агонии.


И вот наступает вторая жизнь. Здесь уже сон чередуется с бодрствованием, здесь уже не одиночество, а общение с определенным кругом людей. Здесь физический биосферный элемент человека расцветает до конца и довольно быстро начинает увядать. Но здесь же развивается, раскрывается, обогащается и растет, или, точнее, может расти его духовное начало.
И потом наступает третья жизнь. В ней нет сна, это вечное бодрствование. И она распахнута для бесчисленного количества духовных существ. Пророки, ясновидцы, мистики, да и каждый человек в особые моменты своей жизни может пережить на секунду такие мгновения, когда "внял я неба содроганье, и горный ангелов полет, и гад морских подводный ход, и дольней лозы прозябанье". В такое мгновение кажется, что вся вселенная вмещается в тебя. Соприкосновение этому опыту будущего, космического сознания - это то, что ожидает человека. Но ожидает его не даром, а как результат его упорного труда.


Математически доказать бессмертие души нельзя, как нельзя и опровергнуть. Почему это так? Когда знаменитый русский химик Бутлеров пытался с помощью материалов по медиумизму доказать бессмертие души, комиссия, возглавляемая его коллегой Менделеевым, признала эти факты недостаточно убедительными. Но в отчете Менделеев писал, что доказательств нет, но как человек, выросший в христианской традиции, он предпочитает сохранять веру в бессмертие.


Еще раз скажу, почему нет этих доказательств. Потому что, если бы они были ясными и неопровержимыми, то призыв к творчеству, к добру и совершенствованию звучал бы как приказ, звучал бы как навязанное, как жестокая мысль. Человек был бы приперт к стенке и не имел бы свободы выбора, личность была бы унижена. Перед лицом творца человек только тогда является его образом, когда он свободно и добровольно идет к нему навстречу, когда он совершает прыжок через пропасть, когда он осуществляет, как говорил Блез Паскаль, риск веры, идя навстречу ему.


И поэтому, каковы бы ни были научные данные, которые будут подкреплять наше представление о бессмертии, в основе всего должно быть направление нашей воли, вектор и стрела нашей воли, которая направлена в вечность, к добру, которая идет навстречу призыву Творца, звучащему в Евангелии: "Будьте совершенны". Человек, будь совершенен, бесконечно, как Отец твой небесный совершенен.


И тогда мы познаем на практике, познаем в глубине нашего духа, что есть бесконечная божественная любовь, которая обнимает человека, которая обнимает мироздание, навстречу которой выходит человек, если он действительно хочет пойти по пути совершенствования. Не своими силами, но силой духа. И тогда мы поймем, что имел в виду наш великий поэт и философ Владимир Соловьев, когда писал: Смерть и время царят на земле. Ты владыками их не зови. Все, кружась, исчезает во мгле, Неподвижно лишь солнце любви.



Дата: 24.12.2008
все статьи



 



 
наверх на главную карта сайта написать письмо
Ритуальные услуги  | Похоронные принадлежности  | Поминальная трапеза  | Памятники и гравюра  | После всего…
 
 
Поиск по сайту


Фотогалерея

ПРИМЕР РАБОТЫ

Ритуальные новости
Представитель компании, которая занимается проектом крематория, ответил на вопросы в эфире радио «Комсомольская правда» Ижевск», вопрос строительства крематория уже несколько лет обсуждают в Ижевске.
Может ли кому ­то прийти в голову отправиться во время отпуска на кладбище или к месту авиакатастрофы? Мы привыкли, что отдых должен оставлять приятные воспоминания: шикарный курорт, теплое море, вкусная еда... Придерживаются совершенно иного мнения приверженцы темного туризма. Провести пару дней в склепе или попробовать драйв от посещения Фукусимы, им намного милее.

© ООО "Медиавыбор" 2006-2014. Все права защищены.
Использование материалов сайта допускается только с разрешения Администрации.

Дизайн сайта: rekora-design 2008
Программирование: Redixtm